Засапожный нож

Засапожный ножЗасапожный нож (также называют засапожником) — является ножом, который носился за сапогом у голенища. Ученые предполагают, что данный нож был представлен четырехгранным клинком имеющий вогнуто-выпуклую форму, обоюдоострый (в длину был 25 см; а располагал максимальной толщиной в 0,7 см); рукоятка круглая, не имеющая крестовины (длинной в 10-13 см). Этот нож имеет высокую проникающую способность, после себя оставляет узкие и глубокие раны колющего типа. Строение клинка дает возможность наносить удары рубяще-режущего типа (используя в качестве сабли) и режуще-секущего типа (используя в качестве ятагана либо керамбита). Первые упоминания о этом оружие ученые обнаруживают в «Слове о полку Игореве». Отталкиваясь от текста работы можно увидеть, что дружина Ярослава Всеволодовича были в силах одержать верх над своими оппонентами не имея защитного обмундирования (щитов), вместе с использованием какой-то, исходя из контекста, модели оружия обладающей малой эффективностью (или вовсе не оружия) которое именовалось засапожником, а также при помощи своего клика (это выражение является аналогом словосочетания «шапками закидать»). Исходя из общепринятого толкования, которое вошло почти во все переписи «Слова…», под засапожником, понимают «засапожный нож».

Исходя из логических размышлений, мы можем прийти к выводу, что засапожник являлся вспомогательным оружие последнего шанса либо какой-то инструмент, который был аналогичным шотландскому ножу скин ду, который воины носили за отворотами чулка. Также некоторые историки считают, что данный вид ножа использовали всадники для правки стрел (это можно объяснить тем, что пехоте было бы не просто доставать подобный нож, а кавалерист имел его всегда «под рукой»).

Исходя из источников представленных в виде археологических экспонатов, можно прийти к выводу, что в Древней Руси во времена «Слова…» главной моделью ножа являлся прямой клинок небольшого размера, который был клиновидным в сечении, и производился он при помощи высокотехнологичных методов (таких как кузнечная сварка всевозможных материалов). Смая популярная, в то время, длинна клинка составляла, от 120 до 210 мм, а толщина обуха от 4 до 5 мм.

Во время раскопок захоронений данной эпохи, ученые находят ножи в области голеней, но в то же время, археологи не могут однозначно утверждать, что это засапожный нож, хоть похожие попытки уже неоднократно предпринимались.

Засапожный ножПримером может служить литературный источник в виде «Известий Графа А. С. Уварова, о курганах Владимирской губернии» Уварова А. С., в котором указывается, что на Юрьевой Горе возвышается курган, вместе с погребенным в нем воином. Лежал этот воин в кургане без шашки и был по всей видимости, ранен в голову. По словам автора, на его груди имелась кольчуга из железа, вместе с разнообразными украшениями шеи. Возле правого бедра имелась сабля, находившаяся в ножнах, которые были обтянуты басемным серебром, при помощи золотого кольца она прикреплялась к поясу воина. На коленях у воина имелись наколенники из серебра. Возле правой ноги, исходя из слов автора, находился засапожный нож. Возле левого плеча был колчан со стрелами из железа, обломки лука и саадак.

Существует ряд ученых «Слова…» (такие как А. А. Дмитриев, А. В. Арциховский, А. К. Югов), которые считают, что именно неожиданно вытащенным засапожным ножом был зарезан Редеда, Мстиславом Храбрым.

Скорей всего, что из-за популярности «Слову…» в средине XIX — начале XX столетия в исторических работах (к примеру, в таком как «Историческое описание одежды и вооружения российских войск», 1840-е года, П. П. фон Винклер. «Оружие». СПб, 1894 год) появились попытки реконструировать легендарный засапожный нож по образу, близкому к кинжалам из Персии. Что является не прикрытым фактом анахронизма.

Для большего комфорта для вытаскивания ножей из-за голенища реконструкторы засапожника снабжают его плетеной кистью темляка.

Способ ношения ножей в башмаках имеет большую популярность среди всевозможных народов в различные эпохи. Так, в «Книге назидания» Усамы ибн Мункыза, которая по годам близка к «Слову…» упоминают про ближневосточную традицию ношении кинжалов в сапогах. Исходя из этнографического материала, который был собран Владимиром Далем, в XIX столетии хранение ножей за голенищем сапога являлось достаточно распространенным фактом, который вошел в фольклор «Запаслив: в рукаве кистень, в голенище засапожник.»

Во времена после Октябрьской революции 1917 года «финские ножи», скрытые в сапоге, стали воспринимать в качестве обязательного атрибута бандитов. Как аналог засапожника мы можем рассмотреть и отдельный вариант нескладного ножа и кинжала в англоговорящих странах «boot knife» (что буквально можно перевести с английского как «ботиночный нож»).

В исторической науке существуют гипотезы, которые вообще не рассматривают связь засапожника с ножом. Так к примеру, В. П. Тимофеев считает, что засапожниками являлись плети либо нагайки, что можно объяснить тем, что в уставе казачьих подразделений и по сей день сохраняется ношение данного атрибута в сапоге.

wpDiscuz
error: Копирование запрещено.